?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Сергей Прокофьев

Подарили мне на ДР в этом году оперную постановку "Прокофьев – детям"
Впечатления - самые что ни на есть благостные, можно уверенно сказать, что такого подарка не получал еще никогда.

Оркестром руководила Светлана Филиппович. Многие относятся к женщинам-дирижерам скептически. Сегодня сам убедился, что такой скептицизм не оправдан.
"Гадкого утенка" спела Мария Баянкина. Прекрасная во всех отношениях певица и актриса, отлично и спела, и сыграла. Разве маленький нюанс: похоже, что в этот раз перепутала костюм. Лично я вовсе не против декольтированных платьев, ни в коем случае! Тем более если у певицы, прошу прощения, есть что "декольтировать":-)
Но ведь надо чувствовать момент. Одно дело, если Вы поете, к примеру, Виолетту в «Травиате» (есть в репертуаре певицы); здесь декольте с Вашей роскошной грудью - очень даже кстати, очень.
Детская же опера по сказке Андерсена, - это же средоточие целомудрия и доброты! Ну и причем тут декольте?! И зачем? Мы же не злую Снежную Королеву исполняем! :-) Впрочем, ладно с ним, с "детским декольте".
"Баллада о мальчике, оставшемся неизвестным", исполненная после "Гадкого утенка", исправила все казусы.
Во-первых, надо обязательно привести полный текст этой баллады:
[Spoiler (click to open)]
В ту ночь их части штурмовые вошли в советский город Б.
И там прокаркали впервые «хайль Гитлер» в стихнувшей стрельбе.
Входили вражеские части, плечо к плечу, ружье к ружью.
Спешила рвань к чужому счастью, к чужому хлебу и жилью.
Они прошли по грязи грузно, за манекеном манекен.
А этот мальчик был не узнан, не заподозрен был никем,
Веселый мальчик в серой кепке. Его приметы: смуглый, крепкий.
Не знает кто-нибудь из вас, погиб ли он, где он сейчас?
Пробрался утром он к квартире и видит: дверь не заперта.
И сразу тихо стало в мире, сплошная сразу пустота.
Мать и сестра лежали рядом. Обеих немец приволок.
Смотрела мать стеклянным взглядом в потрескавшийся потолок.
Они лежали, будто бревна, — две женщины, сестра и мать.
И он стоял, дыша неровно, и разучился понимать.
Потом он разучился плакать и зубы сжал, но весь дрожал.
И той же ночью в дождь и слякоть куда-то за город бежал.
Без хлеба, в майке, в серой кепке. Его приметы: смуглый, крепкий.
Из вас не знает кто-нибудь, куда он мог направить путь?
Он знал одно: разбито детство, сломалось детство пополам.
И шел, не смея оглядеться, по страшным вражеским тылам,
По тихим, вымершим колхозам, где пахло смертью и навозом,
Вдоль речек, тронутых морозом, и по некошеным полям.
Он находил везде дорогу, и шел вперед, и шел вперед.
И осень с ним шагала в ногу и возмужала в свой черед.
Она, как сказка, шла с ним рядом, чтобы его следы заместь,
Смотрела вдаль недетским взглядом, неотвратимая, как месть.
Так шел он, в майке, в серой кепке. Его приметы: смуглый, крепкий.
Из вас не знает кто-нибудь, куда он мог направить путь?
Когда фашисты покидали пустой, сожженный город Б.,
Уже за мглистой снежной далью расплата слышалась в пальбе.
И мальчик раньше всех, как надо, вернулся в город свой родной.
Вернулся он домой с гранатой. Он ей доверился одной.
Он был фашистами не узнан, не заподозрен был никем.
Следил он, как по снегу грузно, за манекеном манекен,
Уходят вражеские части, ползет по швам железный ад;
Видать, не впрок чужое счастье, не легок будет путь назад.
Их тягачи, и мотоциклы, и танки, полные тряпья,
Ползли назад. В нем все затихло.
Он ждал, минуту торопя.
А тягачи неутомимо спасали, что могли спасти.
Но он не взвел гранаты. Мимо! Не в этих.
Надо цель найти.
Он всматривался, твердо зная в лицо мишень свою: SS.
Где же машина та штабная, что мчится всем наперерез?
Всегда сверкающая лаком, кривым отмеченная знаком,
С гудком певучим, с полным баком, франтиха фронта «мерседес»?
Она прошла крутым виражем, кренясь и шинами визжа,—
Машина та с начальством вражьим, опухшим после кутежа/
И мальчик подбежал и с ходу гранату в стекла им швырнул.
И вырвавшийся на свободу огонь из стекол полыхнул.
Два офицера с генералом, краса полка, штурмовики,
Шарахнулись в квадрате алом, разорванные на куски.
А где же мальчик в серой кепке? Его приметы: смуглый, крепкий.
Не знает кто-нибудь из вас, погиб ли он, где он сейчас?
Не знаю, был ли мальчик взорван. Молчит о нем кровавый снег.
Ребят на белом свете прорва — не перечтешь, не вспомнишь всех...
Но сказка о ребенке смелом шла по тылам и по фронтам,
Написанная наспех, мелом, вдруг возникала тут и там.
Пусть объяснит она сама нам, как он остался безымянным.
За дымом фронта, за туманом шла сказка по его следам.
Пятнадцать лет ему, иль десять, иль, может, меньше десяти,—
Его фашистам не повесить, не опознать и не найти.
То к партизанам он пристанет, то ночью, рельсы развинтив,
С пургой в два голоса затянет ее пронзительный мотив.
Он возмужает понемногу, что делать дальше — разберет.
А сказка с ним шагает в ногу и возмужает в свой черед.
Она идет все время рядом, поет и в землю бьет прикладом,
И смотрит вдаль недетским взглядом, и гонит мстителя вперед.
Не слабо, да? Автор текста - П. Антокольский. Лично я, читая этот текст, никак не мог вообразить, КАКАЯ музыка может быть приложена к такому. А ведь музыка-то сложилась, и легла, и баллада получилась вполне себе "взрослая"!
Музыкальное изложение нашествия железной фашистской армады чем-то напоминает "ленинградскую" симфонию Шостаковича. Так это немудрено - Шостакович, по слухам, считал себя учеником Прокофьева. В то же время можно быть уверенным, что ни Прокофьев, ни Шостакович не "слизывали" музыку друг у друга, "похожесть" здесь - весьма условна. Прокофьев по-своему изыскан, его музыка отличается особым "огрубленным" аристократизмом.
Вероятно, это и есть одно из тех произведений, за которые Прокофьева характеризуют так:
Прокофьев - не только наш русский и советский Гений с большой буквы, но и, судя по всему, сталинист ещё тот. Ну и аристократ до мозга костей. Это – в каждой ноте сквозит. Как может это сочетаться? Для нынешнего западного (-нического) ума – загадка. Поэтому и пытаются клеймить "приспособленцем"; сами они приспособленцы.

Это Андрей Сиденко, музыкант и композитор, такую характеристику дал. Цитата не дословная, но суть в целом отражает, привет всем нашим Сиденкам в далекую Австрию:-)
И текст, и музыка, и великолепное исполнение и того и другого, заставили испытать как раз тот самый аристотелевский театрально-музыкальный катарсис, о котором писал в предыдущем посте.
Товарищу teterevv за музыкальную страничку как раз к дню моего ДР - отдельное спасибо!:-)
Одним словом, ДР удался, всем еще раз огромное спасибо за поздравления!

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
livejournal
Apr. 17th, 2016 04:15 pm (UTC)
Баллада о мальчике, оставшемся неизвестным.
Пользователь maksim1023 сослался на вашу запись в своей записи «Баллада о мальчике, оставшемся неизвестным. » в контексте: [...] ко дню рождения товарища получилось Оригинал взят у в Баллада о мальчике, оставшемся неизвестным. [...]
( 1 comment — Leave a comment )