?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Юриспруденция ныне - вся преступна! - сказал недавно один знакомый адвокат. Понятно, что не открыл он Америки, но слышать подобное от него, всего такого "успешного и понтового", было сильно неожиданно.
И я напомнил ему одну историю из нашей молодости.


В начале 90-х, когда я был следователем в Петроградском РУВД, этот мой знакомый был следователем прокурорским. Это было ещё самое начало развала "социалистического правосознания" (именно так оно называлось в учебниках и в процессуальных кодексах), и большинство юристов, особенно работавших в гос.системе, этот развал еще не замечали. Все выросли на советских книжках все одинаково относились к жуликам, ворам и убийцам, все гордились своей работой, считая её служением Справедливости.  Милицейские следователи тогда всех прокурорских называли просто прокурорами, для краткости и удобства. Прокурорские же называли милицейских более ласково - "ментами":-). Менты обычно дружили с прокурорами, делились профессиональными изысками, достижениями и секретами, за санкциями ходили к одному и тому же прокурору, за продлениями сроков расследования и содержания под стражей ездили к одному и тому же вышестоящему прокурорскому куратору, праздник 10 ноября всегда отмечали вместе, в один день и в одном месте, о какой-нибудь вражде между ведомствами или, упаси Боже, профессиональной нечистоплотности, тогда даже заговорить никому в голову придти не могло.
Впрочем, история чуточку о другом.
Вся петроградка знала адвоката Чохова.
Чохов был тогда одним из старейших адвокатов в Петроградской ЮрКонсультации (тогда коллегия адвокатов была одна на весь город, не могло быть более одной).
У него (у Чохова) не было руки, ампутирована по локоть, ходили слухи, что он потерял руку на фронте.
Он не рассказывал подробности, как он руку потерял, похоже было, что до самой старости сожалел и сокрушался, что в самом начале войны вышел из строя. Впрочем, история, опять же, не совсем об этом.
Его (Чохова) постоянно вызывали, если на петроградке дежурному следователю срочно был нужен дежурный адвокат. Чохов был человеком общительным, и никогда не отказывал. Казалось, он никогда не спал, и его всегда можно было застать по телефону, или в консультации, или по домашнему, или можно было справиться о его местонахождении у дежурного по РУВД. Особым спросом Чохов пользовался у прокуратуры, потому что прокурор тогда расследовал особо тяжкие, которые не требовали отлагательств и зачастую требовали адвоката ну очень срочно. Но Чохову больше нравилось общаться с милицейскими следователями и операми.
Может потому что менты его слушали охотнее, душевнее они ему казались, что ли. Как-то случилось так, что в КПЗ отключили электричество, и сразу двум прокурорам и нескольким операм пришлось коротать время в ожидании очереди на выход через ремонтируемый электронный шлюз. И Чохов рассказал между делом такую вот историю.
Защищал он (Чохов) в суде уличного хулигана, который, согласно версии потерпевших, демонстрировал им (потерпевшим) свой обнаженный эрегированный член, чем значительно оскорбил их, потерпевших (достопочтенной леди и её 16-летней дочери), высокую нравственность.
И когда пришла его (Чохова) очередь допрашивать потерпевшую, он (Чохов) после нескольких уточняющих вопросов  о её (потерпевшей) нравственных страданиях, задал как бы невзначай один невинный вопрос:
"Скажите, потерпевшая, и сколько же времени Вы за ним (за подсудимым-то) ходили?"
А она, ничтоже сумняшеся, возмущенно так отвечает: "Да долго, очень долго, полчаса, наверное!"
Тот же вопрос Чохов тут же задал и второй потерпевшей, и она подтвердила, что всё было так, как рассказывает её мать, она сама, мол, всё это видела, потому что была всегда вместе с ней (матерью) и ходили они за подсудимым вместе. "И вот скажите, разве можно было тут судье не вынести оправдательный приговор?" - под дружный хохот оперов закончил историю Чохов.
Он много рассказывал подобных историй, и не скрывал, что закладывает в них определенную долю авторского вымысла. Но истории его всегда слушали с неизменным интересом и огромным удовольствием. И с адвокатами следователи дружили, хотя, понятно, что они (адвокаты) были как бы по другую сторону баррикад.
А что сейчас?
Сейчас "система юриспруденции преступна", вот так вот открыто констатируют именно те, кто находится внутри системы этой. Заходит разговор о правде или лжи - сразу восклицание: "да какая разница"? На упоминание о справедливости - то же самое. Не нужна юристам ныне правда. не нужна справедливость. Закон ради закона. Закон во имя спокойствия некоей элиты, которой, в свою очередь, совершенно наплевать, что на справедливость, что на закон.
Что называется, добро пожаловать в мир капитала, други моя!

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
rjadovoj_rus
Mar. 1st, 2016 03:46 pm (UTC)
Грустно, но это так... К сожалению
livejournal
Mar. 1st, 2016 03:53 pm (UTC)
Нынешняя юриспруденция преступна?
Пользователь pontokot сослался на вашу запись в своей записи «Нынешняя юриспруденция преступна?» в контексте: [...] Оригинал взят у в Нынешняя юриспруденция преступна? [...]
( 2 comments — Leave a comment )