?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

20141226_105059
Одиночный пикет перед началом пресс-конференции

Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит.
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит.
А.Блок

26 декабря 2014 года в агентстве "Интерфакс-Северо-Запад" состоялась пресс-конференция "Каким должен быть уполномоченный по правам ребенка". Мероприятие, как выяснилось, планировалось по сути как манифест сторонников ныне действующего уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светланы Агапитовой.
Возможно, именно по этой причине ни одного из острейших социальных вопросов, поставленных перед детским омбудсменом родительской общественностью, по существу разрешить не
удалось.
"Только без хулиганства!" – почему-то строго предупредила собравшихся перед началом мероприятия выступившая модератором Людмила Фомичева. Что именно она имела в виду, было обозначено позже.
Особое внимание уделено было докладчикам, прямо и открыто поддержавших именно Светлану Агапитову:
- А.В. Косаревой (Директор по развитию БФ "АдВита"),
- Е.А.Хвостиковой (Директор центра помощи пациентам "Геном"),
- Л.Д.Уваровой (Президент общественной организации "Петербургские родители")
- П.Петрушенко (Руководитель приюта для социальных сирот)
По твёрдому убеждению этих меценатов, уполномоченный по правам ребенка должен быть именно таким, каковой является С.Ю.Агапитова, поскольку "Светлана Юрьевна – "профессионал со стажем" и работает не покладая рук, очень помогает в их частной деятельности по защите  прав детей, лишившихся родителей.
Представители официальной власти, хотя и проявили сдержанность в оценке конкретной кандидатуры на обсуждаемую должность, но, как оказалось позже, к обсуждению собственно требований родительской общественности к должности уполномоченного по правам ребенка оказались не готовыми.
Так, Екатерина Михайловна Звонцова, Начальник управления социальной защиты материнства и детства, семейной и демографической политики Комитета по социальной политике Правительства СПб, докладывая о нормативной базе в соответствующей области политики намеренно обошла вниманием тему общественного резонанса, связанного с противоречиями во вступающем в силу с 01 января 2015 года ФЗ от 28.12.2013 г. № 442-ФЗ "Об основах социального обслуживания граждан в РФ".
Противоречия эти, как уже неоднократно указывалось, связаны с неопределенностью, позволяющей вместо "заявительного" порядка определения социального неблагополучия применять т.н. "выявительный" порядок, позволяющий чиновникам "выявлять" неблагополучие по произвольным критериям, вмешиваться в семью и в воспитание детей; факты применения именно этого "выявительного" порядка уже наблюдаются на практике (т.е. ещё ДО вступления Закона в силу), чему нынешний уполномоченный по правам ребенка не только не препятствует, но и содействует, предлагая откровенно проювенальное нормотворчество.
На прямой вопрос о нашумевшем Законе Е.Звонцова
сходу назвала номер Закона, проявила осведомленность о проблемах и общественном резонансе; но по поводу злободневных противоречий отделалась общими фразами о работе по дополнению Закона множеством подзаконных актов, якобы призванных исключить какие-либо злоупотребления со стороны социальных служб. После пресс-конференции, которая была внезапно закрыта модератором (ввиду, видимо, явной неготовности организаторов к острым вопросам по теме), Е.М.Звонцова попыталась убедить журналистов, что все правительственные действия и программы направлены именно на укрепление семьи и традиционных семейных ценностей.
Получилось неубедительно.
Дело в том, что в области социальной политики Е.М.Звонцова активно сотрудничает с коллегами из стран Северной Европы, известными самыми жесткими в мире ювенальными службами и ведущими активную деятельность по разрушению традиционных семейных ценностей в России. Так, в 2011 году Е.Звонцова участвовала в открытии семинара-тренинга "Основы внедрения гендерного подхода в работе с мигрантами и переселенцами на местном

Активное участие наших социальных чиновников (самого высокого уровня) в совместных с североевропейскими коллегами тренингах общеизвестно; совершенно очевидно, что "внедрение гендерного подхода" и иного "западного подхода" с русскими традиционными ценностями НЕ сочетается категорически.
Публичная же позиция чиновников, вершащих одно общее дело с совершенно враждебными русской культуре (семье, государству) западными социальными службами и при этом публично заверяющих о своей приверженности традиционным семейным ценностям, вызывает, мягко говоря, недоумение.
Сама конференция, по мере возникновения вопросов о защите права детей на родную семью и русские ценности была немедленно прекращена модератором с формулировкой "Вы, наверное, на пресс-конференции впервые". Модератору оказалась более симпатичной плановая однобокость освещения заявленной темы. Т.е. организаторы предпочли проявить профессиональную решимость по прекращению "хулиганства", выразившегося в постановке журналистами явно нежелательных вопросов, хотя напрямую и касающихся заявленной темы, но существенно отличающихся от запланированной слащавой велеречивости в сторону действующего Уполномоченного.
Позиция депутата ЗакСа А.Ю.Анохина.
Особых усилий стОило многоопытному модератору сдержать напор А.Ю.Анохина, с которым депутат попытался объявить о том, как именно он (Депутат Анохин) будет голосовать во время выборов Уполномоченного. Депутат также признался, что других кандидатов (кроме Агапитовой) он практически не знает, сожаления по поводу своей неосведомленности не проявил, и снова понадобилась помощь модератора, выразившей надежду, что депутат таки возьмет на себя труд ознакомиться с другими кандидатурами на должность.
Особого рода рассудительность проявил депутат Анохин после вызвавшего стихийное негодование президиума (выбившегося из слащавого контекста) доклада о том, что уполномоченный по правам ребенка НИ в коем случае НЕ должен быть таким, каковым является нынешний омбудсмен Агапитова.

В ответ на это депутат Анохин заявил: "Мы не продержались здесь, в этом зале, и тридцати минут, и опять мы говорим про однополые браки," - депутат таким образом перенаправил дискуссию в сторону от существа вопроса, то ли соглашаясь с тем, что имя Агапитовой для всех уже прочно ассоциируется с пропагандой  гомосексуализма и однополых браков среди детей, то ли считая вопрос о пропаганде гомосексуализма набившей оскомину "политикой", как бы категорически не совместимой с обсуждением вопросов об Уполномоченном. Президиум (включая также другого депутата М.Л.Резника) одобрительно закивал в поддержку этого смелого, хотя и достаточно спорного утверждения.
Депутат ЗакСа М.Л.Резник (председатель постоянной комиссии по образованию, культуре и науке) в своем докладе ограничился описанием процедуры избрания ЗакСом уполномоченного по правам ребенка, упомянул, что, кроме Агапитовой, к этой процедуры допущены ещё три кандидата, и, за исключением упомянутого одобрительного
кивка, своего отношения к основному вопросу конференции внятно не выразил.

Примечательны некоторые из акцентов активных сторонников С.Агапитовой.

Одной из важных особенностей Уполномоченного Агапитовой названа якобы её особенное отличие от её коллег из других регионов, которые явно "не соответсвуют такой должности" (Е.А.Хвостикова).
Л.Б.Уварова ("Петербургские родители") особо подчеркнула, что при защите прав и интересов детей, оставшихся без попечения родителей, деятельность Уполномоченного С.Агапитовой "строится вокруг интересов ре-бён-ка", ибо "должность уполномоченного предполагает в первую очередь защиту прав ребенка", что
"не всегда, к сожалению, совпадает с политическим трендом". То есть фактически признано, что должность Уполномоченного -  ювенальная по определению, и что деятельность Уполномоченного проводится вразрез с мнением народа; общественность давно констатировала, что отделение прав ребенка от прав родителей и семьи неминуемо ведет к противопоставлению этих прав (прав ребенка) правам родителей и семьи. То есть ювенальная направленность деятельности Агапитовой (осуществляемая в противоречии с мнением родительской общественности) по сути подтверждена её сторонниками.
А.В.Косарева (ходатайствуя о продлении полномочий С.Агапитовой) уделила много внимания т.н. "западной исключительности". Так, рассказывая о необходимости создания "национального регистра доноров костного мозга" (необходимого для лечения онкологических больных, в частности, детей), Косарева отметила, что Россия - единственная страна, где такой регистр до сих пор не создан; во всех странах мира - якобы да, есть такой Регистр, а в России - нет. И что в связи с таким вот вопиющим фактом "мы вынуждены обращаться" в соответствующие регистры западных стран, где поиск генетически подходящего донорского материала обходится в сумму порядка 20'000 (двадцати тысяч) евро для одного пациента. "И это не потому что Запад такой жадный, это потому что таких денег стОит генетический анализ, доставка в больницу..." утверждает Косарева. Более того, отмечено, что на Западе может попросту не оказаться подходящего генетического материала, поскольку многие из российских граждан никогда не бывали на Западе, и потому там генетического материала для них попросту нет. Казалось, что еще
немного, и госпожа Косарева объявит также и о генетической неполноценности россиян; обошлось. Совершенно понятно, что в России проведение генетического анализа, занесение его в базу данных, поиск и доставка материала до пациента может обходиться на несколько порядков дешевле чем на "нежадном" Западе; однако чем именно помогла для создания собственного регистра доноров госпожа Агапитова, так и не было не указано; очевидно, что большинство усилий действующего омбудсмена направлено таки на содействие в получении дорогостоящей помощи на Западе.
Никто из сторонников Агапитовой не сказал о правах детей на родную семью, о профилактике социального неблагополучия ДО того, как дети могут потерять родную семью.
Никто из сторонников Агапитовой не упомянул о задекларированном в законе (Семейном кодексе РФ) преимущественном праве родителей на воспитание своих детей; между тем, право на воспитание собственными родителями является неотъемлемым, врожденным правом каждого ребенка!

Никто из сторонников Агапитовой не заявил о праве всех детей на классическое русское образование. Подразумевается, видимо, что с образованием у нас всё в порядке, что и ЕГЭ, и другие проЮНИСЕФовские программы без авторства, направленные на дальшейшее оболванивание наших сограждан через наших же детей.
Никто из сторонников Агапитовой не смог ответить на претензии, выдвинутые через СМИ
родительской общественностью.
Депутат Резник посетовал на якобы неблагую информационную кампанию против Уполномоченного, но ответить по существу претензий этой якобы неблагой "информационной кампании" никто из сторонников Уполномоченного даже не попытался. Очевидно, что претензии общественности таки имеют основания, и штабу Агапитовой отвечать на них по существу нечем.

Большой неожиданностью для присутствующих оказался доклад представителя родительской общественности Владислава Нечунаева. Как указано выше, доклад этот совершенно неожиданно для организаторов оказался вне общего слащавого контекста. Было заявлено о скрупулезном подсчете эффективности правозащитной деятельности Уполномоченного, и эта эффективность оказалась на уровне порядка 50% - то есть крайне низкой. Было объявлено об активном продвижении Агапитовой крайне непопулярных в народе ювенальных технологий, секспросвета и многих других деяниях, направленных явно не в сторону защиты прав детей на традиционное воспитание.
Доклад был встречен презрительными усмешками сторонников Агапитовой (эдакий особый способ выражения социального презрения), выкриками из зала "...простите пожалуйста, а какие такие родители за Вами стоят?" (Л.Уварова). Снисходительной улыбки к нарушителю слащавого тона не смогла скрыть даже старавшаяся казаться
подчеркнуто нейтральной представитель Правительства СПб Е.Звонцова. Депутат Резник начал делать выразительные знаки в сторону модератора, требуя прекратить неожиданность. Однако доклад был корректным, как в части критики деятельности нынешнего Уполномоченного, так и в части письменных предложений по существу темы конференции. Слащавое положение вернул в зал депутат Анохин, объявивший, что политика и однополые браки всем изрядно надоели, и что следует лучше говорить о детях и только о них, поскольку единство страны и будущее за ними. Сложилось впечатление, что либо депутат о теме конференции имеет представление лишь поверхностное, либо категорически не желает этой темы касаться.
Никем из сторонников Агапитовой не сказано о любви к детям; о защите детских прав и интересов - много, а о любви к детям - ничего.

Нет сомнений, что дети для собравшихся сторонников действующего Уполномоченного - всего лишь средство; средство для прикрытия лишь их собственных взрослых прав и интересов; что собравшиеся представители как минимум "страшно далеки от народа", если избегать чересчур жёстких формулировок.
Пресс-конференция это показала со всей очевидностью.
И также очевидно, что по именно по этой причине "Интерфаксом" до сих пор так и не опубликована.
Таким образом, сей отчёт публикуем мы.
Несмотря на невероятность описанного действа, материал достоверен, видео и аудиозаписи имеются, ссылки заскринены.
Выражаем надежду, что мнение избирателей будет доведено до народных избранников и будет учтено при назначении нового Уполномоченного по правам ребенка.

Олег Барсуков, Тимур Гудков