?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у anti_fascist1 в Он отказался Родине служить ...

Ломать – не строить, помирать – не жить,
Но Боже сохрани, коль доведется…
Он отказался Родине служить –
Мол, без него, большая, обойдется.

Нетруден был от армии откос –
Нашлись болячки, и не понарошку.
Не ездил на картошку он в совхоз –
Он и не ел плебейскую картошку.


Хороший и престижный институт,
Пытливый разум и талант от Бога…
Он твердо знал: ему открыта тут
Прямая и широкая дорога.

Он без запинки мог вести рассказ
О самых свежих веяньях в искусстве.
И в сети остроумных, тонких фраз
Поймал девчонку, лучшую на курсе.

И по весне сыграл им Мендельсон
Свой марш в сопровождении капели…
Жизнь потекла легко, как сладкий сон,
Летели за неделями недели.

Порою шумно делалось вокруг,
Вторгалось нечто в стройный мир идиллий.
Он иронично улыбался: в круг
Его забот дебаты не входили.

Была всегда политика табу,
Негоже заниматься грязным делом.
Видал он этих крикунов в гробу
С мышленьем их негибким, черно-белым.

Он выше и умней, расписан им
План жизненный лет минимум на тридцать.
И недосуг разглядывать сквозь дым,
Что там за ерунда в стране творится.

… Воскресный день. В квартире тишина.
Цветочек на окне – засохший веник.
Давно ушла красавица жена,
Когда в семействе вдруг не стало денег.

Удачно, что детей не завели.
Не спился – от брезгливости, наверно…
Дает работа скромные рубли -
Что ж, обернулось все не так уж скверно.

Страна исчезла незаметно с карт,
Зато взамен возникло много новых…
Для моциона он выходит в март,
Помедлив чуть у ящиков почтовых.

Как легкий дым, развеялось родство,
Сто лет ему вестей не дарит почта.
Никто не смотрит с неба на него,
И под ногами только грунт, не почва.

Должно быть, скоро в этот глинозем –
В груди все чаще ноет что-то слева.
Про близкий свой уход погожим днем
Он думает без страха и без гнева.

Так тают по весне снеговики…
Он озирает этот мир весенний:
Метро открыли и снесли ларьки ,
А так все как всегда. Без изменений.

А лет-то промелькнуло... Боже мой…
Скатились в пустоту порожней тарой…
Через бульвар плетется он домой
Совсем один, совсем еще не старый.

И можно бы, казалось, жить и жить,
Но почему-то… как-то… не охота.
…Он отказался Родине служить.
Служить себе – напрасная работа!

Марина Александрова.
-------------------------------------------------------

Надо же, как будто по указке какой, тут же, после этого вот стихотворения, попалась на глаза заметка из Москвы, про Горбачева:
Во представляю как пусто-то будет умирать господину Меченому. Пустыня - пуще чем у того Березовского...